Первая книга
Глава 7

Чашу скорбей вслед за Иоанном Чудотворцем испил и его верный биограф епископ Савва.
В 1972 году его вынудили уйти на покой. Еще раньше прекратились публикации его статей на русском языке о чудесах и подвигах святителя Иоанна. А 30 января 1973 года его не стало.
Почитание Иоанна Чудотворца угасало. С каждым годом в усыпальнице, где покоилось тело Архиепископа Сан-Францисского, собиралось все меньше и меньше людей. Казалось, что некому будет продолжить дело епископа Саввы. И тогда Господь воздвиг новых героев духа. 


Американцы 

В это время в горах Калифорнии жили два пустынника. Уединенная жизнь, без обычных удобств цивилизации, непрестанное молитвенное делание закалили их. Укрепившись духовно, они могли противостоять трудностям, в том числе агрессивному общественному мнению, клевете и злобе на святого Владыку. На этих-то подвижников и пал выбор епископа Саввы, именно им он оставил в наследство все собранные им материалы о святителе Иоанне, и завещал им продолжить его труды.

Американские монахи Герман (Подмошенский) и Серафим (Роуз) в свое время по благословению Иоанна Чудотворца учредили братство Германа Аляскинского. Основной задачей братства стала миссионерская деятельность через печатное слово. Монахи-миссионеры издавали православные журналы и духовные книги.
По существу они двигались с епископом Саввой на параллельном курсе к одной и той же цели — к прославлению нового святого, блаженного Иоанна Чудотворца. Так, к пятой годовщине преставления святителя Иоанна Братство по инициативе отца Серафима подготовило краткое жизнеописание архиепископа Иоанна на русском языке. В 1972 году, когда епископа Савву вынудили покинуть его кафедру, последовала атака на отцов Германа и Серафима; правящий архиерей запретил им публикацию материалов о жизни и чудотворениях архиепископа Иоанна.
Когда американские отцы приняли наследство почившего канадского епископа, они написали его духовным чадам следующее: «Сам он (епископ Савва) неразрывно связан с жизнью архиепископа Иоанна, и его рвение о памяти великого подвижника, смелое признание его святости, не взирая ни на какие обстоятельства, нам пример и наука. Ведь как порой мы падали духом перед слепой ненавистью некоторых личностей к святителю Иоанну».


Летопись 

В 1976 году к десятилетию преставления Архиепископа Иоанна монахи Герман (Подмошенский) и Серафим (Роуз) выпустили первую книгу об Иоанне Чудотворце. В это издание вошли материалы, собранные владыкой Саввой с приложением нескольких случаев чудесной помощи святителя Иоанна, собранные в усыпальнице святого.
Под №3 опубликовано свидетельство «Чудесное хранение на фронте» — о том, как американский солдат во Вьетнаме оставался в живых, в то время как все его товарищи из нескольких команд, в которые он входил, погибали или попадали в плен. Причина его везения заключалась в молитвенном предстательстве за него Иоанна Чудотворца, фото почившего иерарха постоянно находилось в кармане, возле сердца солдата.
В начале «Летописи» помещена статья настоятеля Свято-Троицкого монастыря Архиепископа Аверкия Джорданвильского, которая прямо озаглавлена: «Отпевание святого XX века». В ней говорится, что «по признанию многих, им никогда не доводилось участвовать в таком подлинно духовном торжестве, настоящем духовном триумфе почившего».
В статье подчеркивается огненная ревность в служении Богу и ближним почившего архиерея, любовь к нему молодежи.
Название статьи Архиепископа Аверкия перекликается с вопросом, который поставил в своей речи епископ Савва: «Не знаменательно ли то, что годовщина его смерти совпала с воскресением в неделю Всех Святых в Земле Российской просиявших?»
В конце этой статьи канадский архиерей дает образец молитвы о прославлении нового чудотворца: «Господи Боже наш, по великой Своей милости прослави раба Твоего, подвижника и страдальца Владыку Иоанна, а нас прости, помилуй и благослови! Аминь.»
По существу, это призыв к молитвенному деланию всех верных.
Проникновенно звучат слова бразильского сотрудника епископа Саввы: «Все мы, находившиеся под его духовным окормлением, лишены теперь спокойной уверенности, что среди нас живет праведник, которому мы дороги, который печется о нас, который откликается на наши печали и просит для нас защиты у Бога в минуты тяжелых испытаний».
И далее Всеволод Рейер отмечает: «Владыке не были чужды или безразличны и наши материальные нужды. На все наши просьбы он не только находил слова утешения, но сразу же начинал действовать, поскольку его личное вмешательство могло оказать содействие».
Во вторую годовщину памяти Архиепископа Иоанна Всеволод Александрович написал: «Духовная жизнь Владыки проходила вне наших повседневных переживаний. Мирское не было главным для него, а было совершенно второстепенным, ибо в нем царила уверенность, что «это все приложится вам — ищите же прежде Царствия Божия» Владыка жил как бы в ином мире».
«Все присутствовавшие на Пасхальной Заутрени, наверно, помнят сияющее и вдохновенное лицо Владыки, торжественно восклицавшего «Христос Воскресе!» Создавалось впечатление, что Владыка воочию видел Воскресшего Христа.»
В «Летописи» помещено авторитетное мнение историка Церкви Николая Тальберга еще об одном виде подвига, который понес Архиепископ Иоанн: «В современном мире, окутанном мраком, нам, грешным, явлен был воистину Христа ради юродивый, оставшийся таковым и в епископском сане. Этот вид подвижничества, столь дорогой старой Руси, далеко не всеми понимается в нынешнее время. По своему образу жизни он, в известной мере, уподоблялся великому Святителю Григорию Богослову, испытавшему гонения от лжебратии».
В книге приводятся слова Митрополита Филарета об Архиепископе Иоанне: «Вчера во время Всенощного бдения срочный телефонный звонок Владыки Нектария из далекой Калифорнии принес нам печальную весть: один из старейших иерархов нашей Церкви, первый заместитель Председателя Синода, архипастырь-подвижник, Владыка Архиепископ Иоанн внезапно скончался в Сиэтле, куда он прибыл с Чудотворным Образом Божией Матери в сопровождении Владыки Нектария.
Ошеломляющее известие...
Сейчас, когда я думаю о Владыке Иоанне, мне вспоминается то, что было уже давно, более тридцати лет тому назад, когда мой покойный родитель, Владыка Димитрий, зная о том, какие скорби и неприятности приходится переживать в Югославии Первосвятителю Зарубежной Церкви Блаженнейшему Митрополиту Антонию, приглашал его на дальний Восток, в далекий Харбин, где тогда благоустраивалась церковная жизнь. «Вы отдохнете у нас, Владыко», — писал Владыка Димитрий Главе Зарубежной Церкви.
Владыка Антоний ответил так: «Друг, я уже настолько стар и слаб, что не могу думать ни о каком путешествии, кроме путешествия на кладбище... Но вместо себя самого как мою душу, как мое сердце посылаю к вам Владыку Епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек, почти ребенок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления»...
Так определил Владыку Иоанна, тогда еще совсем молодого епископа, его великий Авва. Таким был Владыка Иоанн тогда. Таким он остаётся и теперь, в наши дни. Он был на наших глазах таким же «чудом аскетической стойкости» — высоким примером духовной, молитвенной настроенности.
Владыка Иоанн молился всегда; Владыка Иоанн молился везде. Недаром еще в Харбине молодой, но также духовно настроенный священноинок иеромонах Мефодий тонко подметил: «мы все становимся на молитву, а Владыке Иоанну на нее «становиться» не нужно, он всегда в молитвенном настроении»... И какие бы перемены ни происходили во внешней обстановке, во внешних условиях жизни и работы Владыки Иоанна, дело молитвы и Божией службы у него всегда было на первом месте, и ничто не могло его от этого оторвать.
Ни один человек не может вместить в себе все совершенства и быть носителем всех дарований. Каждый может ошибиться и ошибается — от этого не свободен ни один человек. Но те, кто имел дело с Владыкой Иоанном именно как с молитвенником, как с архипастырем, пекущимся о человеческих душах и всегда готовым придти на помощь, те, кто испытал на себе и на своих близких силу его молитвы, те никогда не забудут Владыку — и будут всегда носить в душе благодарную память о том тепле и свете, которые он им давал.
Владыка скончался — оборвалась непрестанная молитва, которой пламенел наш великий молитвенник, постоянно молившийся «о всех и за вся»... Но не забудет его Зарубежная Церковь. Мы уповаем на то, что Владыка Иоанн обретет милость и дерзновение у Страшного Престола Господа Славы, и там будет молиться за своих чад и за паству свою так же, как он молился здесь, на земле... А наш долг, долг благодарной любви — ответить ему за молитву — молитвой же. Помолимся же о его светлой душе, чтобы Господь упокоил его с праведными... Аминь».
Митрополит Филарет
  

Глава 8
Вселенская проповедь
об Иоанне Чудотворце 

В 1982 году 2 сентября иеромонах Серафим (Роуз) преставился ко Господу.
Работу по прославлению Иоанна Чудотворца продолжил о. Герман (Подмошенский) с новой братией монастыря.
В 1986 году к 20-летию преставления святителя Иоанна Братство преподобного Германа Аляскинского издало «Каталог свидетельств» помощи святителя Иоанна и доклад о канонизации святого. Эти материалы были разосланы православным иерархам, клиру и мирянам. Из Платины раздался призыв к канонизации Архиепископа Иоанна, который был услышан. В 1989 году к работе приступила комиссия по канонизации Иоанна Чудотворца и на этом самый драматический период в истории прославления святого закончился. 

Ранее, в 1987 году, на английском языке вышла книга «Блаженный Иоанн Чудотворец». Эта книга стала вселенской проповедью о великом чудотворце ХХ века. Вскоре она была переведена на русский, сербский, греческий и болгарский языки.

Вы читали отрывки из книги "Признание в любви"