Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Новые материалы для книги "Воспоминания"

 

Настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы

протоиерей Георгий Ларин вспоминает о Владыке Иоанне Шанхайском и Сан-Францисском

Беседу с о. Георгием записала Ирина Шубина
29.01.2016г., г. Наяк, штат Нью-Йорк, США

 

Перед встречей с отцом Георгием

       О встрече с отцом Георгием мы мечтали давно. В предыдущий свой приезд за океан мне удалось побывать в местах, связанных с Владыкой Иоанном в г. Сан-Франциско. Благодаря всем замечательным людям, помогавшим в этой паломнической поездке, Владыка Иоанн вошел чудесным образом в мою жизнь, стал необычайно близким и родным святым - нашим современником.

   Еще из Москвы Игорь Камшилин (Президент Фонда Иоанна Чудотворца) звонил отцу Георгию и подолгу с ним разговаривал. Батюшка хорошо помнит то время, когда он был мальчиком в Шанхае и прислуживал Владыке Иоанну в 1930-х годах в храме Пресвятой Богородицы «Споручница грешных».

 В первый же день по прибытии в Нью-Йорк, я позвонила отцу Георгию, представилась и попросила о встрече. Сначала я переживала о том, что буду беспокоить батюшку, у него своих забот хватает…. Но с первых же слов я услышала такой добрый, теплый голос, красивую русскую речь, простое доброжелательное обращение, что уже казалось, будто мы давно знакомы. Батюшка рассказывал о себе, событиях своей жизни, о своем приходе, детской воскресной школе, о протоиерее Серафиме Слободском, который и был его предшественником – настоятелем Покровского храма в г. Наяк.

           И вот на следующий день моя дочь повезла меня на машине на встречу к отцу Георгию. Из Нью-Йорка в г. Наяк дорога занимает около часа, хотя на общественном транспорте пришлось бы четыре раза делать разные пересадки, да еще на разных видах транспорта. Наяк - милый тихий городок, где мы легко нашли дом о. Георгия недалеко от самой церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

Батюшка нас радушно встретил, матушка Екатерина принесла чай с конфетами и покинула нас – ушла в воскресную школу, где она ведет занятия с детьми. 

Беседа с протоиереем Георгием Лариным,

настоятелем Храма Покрова Пресвятой Богородицы в г. Наяке

 

Отец Георгий, в Вашей жизни было столько переездов, столько различных испытаний. Шанхай, остров Тубабао, Австралия, Америка…

─ Мы, дети не страдали совсем, это наши родители переживали всё это. А для нас, их детей, на этом необитаемым тропическим острове Тубабао, омываемым прозрачными водами Атлантического океана, при такой постоянно-чудной погоде, с замечательными пляжами, где не было школы - жизнь была чистым удовольствием! В Шанхае, мы все учились в частных католических школах, где были обширные программы, всегда задавали домашние работы - всё на английском языке, конечно, - и от всего этого мы были  на острове освобождены.  Иногда,  летом, мы с мамой уезжали из Шанхая в город Цинг-Тао, на берегу Жёлтого Моря, где жили в дачном доме на пляже во время летних каникул. А отец оставался в Шанхае, продолжая работать в банке: «Русское Общество Взаимного Кредита».

Батюшка, а службы там были? Кто проводил службы? Владыка приезжал на остров? А Вы тогда прислуживали?

─ Конечно, богослужения были. Там был батюшка, он служил по воскресеньям и в субботу вечером. Я уже там не прислуживал, только в Шанхае Владыке. И когда Владыка посещал остров, я не прислуживал. Мы, дети, даже никогда не одевали ботинки на острове, ходили в коротких штанишках, или в купалных костюмах.  Когда мы прибыли в Сидней, мне исполнилось 15 лет, и я поступил в государственную школу “North Sydney Technical High School” и её закончил.  Наша семья продолжала регулярно посещать праздничные богослужения.  Иногда, мы с братом прислуживали, но редко. И Владыка, духом своим, это знал, когда писал нам в своих письмах: «Вы сейчас не так живете, как я помню….», «… Вы уже уходите от Церкви…».

 

Возможно, Владыка изначально готовил Вас к священническому служению, может быть, он как-то наставлял Вас в этом направлении?

Нет, такого специально не было. Родители мои были очень церковные люди; папа состоял членом в Церковном Совете, часто дежурил у свечного ящика  в Шанхайском соборе. Но самого Владыку, я видел в нашем доме, только один раз. В нашем доме тогда жила одна старая женщина, которая заболела, и Владыка тогда её навестил. А так он никогда ни к кому не приходил чтобы, погостить, поговорить.

Владыка всегда терпеливо выслушивал всякие, интересующие меня, вопросы. Я страстно желал знать причину почему что-то сейчас происходит – и давным давно – происходило.  Мне так сильно хотелось видеть справедливость во всём !

Например.  Когда я, впервые в своей жизни, на Рождество, узнал о том, что избиение Вифлеемских младенцев было предсказано Пророком за сотни лет до самого такого ужасного преступления, я пришел в недоумение.  Ведь время всегда идёт вперед, то как же Пророк мог знать об этом сотни лет до того, как всё это сучилось? И я спрашиваю: «Владыка, почему Бог позволил этому случиться, когда Он мог бы взять душу этого царя, до того как он приказал убить так много малышей?» Владыка ласково смотрит на своего любознательного прислужника своими – незабываемыми, проницательными – глазами, и говорит: «Хорошо, допустим, Он бы вмешался, и не было бы этого». «Да, – я говорю, – замечательно». «Хорошо. Но, значит, что бы было, когда Христос шел к Пилату и народ кричал: ”Распни, распни его!”?». Я говорю: «Что?».  А он поясняет: «Ведь эти дети, они же там тоже были бы. Они же все евреи были. Они были бы возраста Христа. И они бы там, в этой толпе тоже были». Он не буквально это говорил, но я понял, что он говорит. Я подумал: действительно, они бы были Его возраста, воины убивали двух-летних и меньше, когда Христос родился. Ну, и они бы там, конечно, тоже кричали: «Распни, распни!». Владыка говорит: «И сегодня многие из них были бы в аду уже потому, что не признали Его». Я тоже знал, что мало кто из народа за Ним пошел. Большинство бы кричали: «Распни». «А сегодня» - заключил мудрый Архипастырь, - «они Святые Мученики, и все с Ним в Царстве Небесном».

Праведник говорил о вечной жизни, а мы часто думаем только о временной жизни. И меня интересовало больше всего именно последствия образа жизни людей в этой временной жизни, потому что я всюду видел несправедливость. Потому я и задал вопрос, что это несправедливо.

Я однажды спросил: «Владыка, как же Господь так может всё предвидить, ведь все люди живут как они хотят?». Он дал мне понять, что когда-то мне это станет ясно.

В то время в Шанхае, когда мне было не больше 13-ти лет, у меня очень редко бывали сны, либо я их не помню.  Но после этих моих разговоров с Владыкой о времени, мне приснились в течение нескольких месяцев три сна, на которых я хочу остановиться подробно ниже.

Летом я к нему ходил очень часто в будние дни, когда было свободное время. Мы жили недалеко от собора, так что мы с братом пешком ходили, играли. Однажды очень жарко было, утром я зашел в собор, идет служба, литургия. Народ там был всегда, храм большой, как в Сан-Франциско. Три алтаря, главный – где Владыка служил только по праздникам, в будние дни священник служил всегда, каждый день – утром и вечером. Как в монастырях – все богослужения. И два придела, тоже алтари, где служили ранние богослужения на китайском языке, когда были у нас священники, дьяконы китайцы. Русские не ходили на раннее богослужение, китайцы приходили. Мы приходили всегда на главную службу и всегда прислуживали с братом по праздникам. Там мы облачались. И на всенощную накануне приходили, конечно, всегда.

И вот, было жарко, я зашел и обратил внимание, что Владыка стоит там. Я знал, что он всегда молится, в нашей семье все это знали. Но вот я запомнил, в будний день я как бы в первый раз зашел. Смотрю, он там стоит. У него был особый маленький амвончик и аналой, какие-то книги лежали и богослужение шло. Я подошел, стою около него, смотрю, что он делает. Он меня заметил и в конце службы пригласил к себе, говорит: «Заходи поговорить». Служба кончилась, я к кресту подошел. И он пошел. Он всегда завершал службу, потреблял дары, священник дежурный уходил домой, а он оставался еще и молился, и все уже уходили. Я его ждал, держал его посох. Он выходил из-за алтаря, и я за ним шел, в то время как он прикладывался к иконам собора: начинал с левой стороны и весь собор обходил вокруг. Так вот и я с ним иду, он прикладывается, а я иду. Потом к нему поднимаемся на второй этаж, несколько ступенек, и там открываются покои, где он жил.

Отец Георгий, а Вы там не общались с детьми из приюта Свт. Тихона Задонского? Вы знали этих детей?

─ Мы их знали, потому что они тоже прислуживали. А так у них своя школа была, довольно далеко где-то. Потом на острове они тоже были, но где они жили? Мы жили там по районам, может, тысяч 5 людей на острове. И все разделены на отделы, у каждого отдела своя кухня, где взрослые, жившие в этом районе, дежурили – готовили еду. Потом приходили те, кто живут там, со своими кастрюлечками и получали еду. Хорошо кормили, там все было. Мы приходили тоже, потом к себе домой, в палатку и там ели вместе с семьей.

А Владыка Иоанн занимался как-то хозяйственной жизнью на Тубабао?

─ Не думаю, что он вмешивался в это. Там это все миряне делали. Помню случай, когда устраивали концерты. Там тоже оркестр был духовой, который выехал на остров. И режиссер был, и музыканты со своими трубами. Они устраивали концерты во время вечернего богослужения. А Владыка сказал, что нельзя этого делать. Они продолжали. И он их всех отлучил от причастия. «Нельзя вам причащаться». Они испугались, перестали, покаялись. На следующей службе они покаялись и больше не делали этого.

Отец Георгий, расскажите, пожалуйста, о письмах, которые Вы получали от Владыки Иоанна.

─ Больше писем я в Австралии получал, в Америке уже не так много. Вот письмо, где он просто меня поздравляет с днем Ангела. А есть другие, которые меня направили в семинарию, оставить прежнюю жизнь. В одном из этих писем он пишет о недостатке духовенства везде. Он очень беспокоился всегда, что мало духовенства. И говорил в письмах мне: «Знаешь, почему ты не возьмешься за это?» … А потом уж до меня дошло, жизнь слишком хорошая была.

Сколько же Вам лет было, когда Вы оставили Австралию и поехали в Джорданвилль?

─ Тогда мне уже было 29 лет, в Австралии я провел почти 14 лет. У меня там была финансовая карьера. Поднимался по финансовой лестнице и был увлечен. Друзей было много,  и мы с братом себя чувствовали очень уютно. В церковь ходили только по воскресеньям, да и то не каждое воскресенье даже. Иногда прислуживали. А письма вразумительные он продолжал писать, как будто прекрасно видя наше охлаждение к Церкви.

Вот письмо, например, – написано 23 октября 1949 года, Святого апостола Иакова, брата Господня.  Это мне и моему брату. «Дорогие Жора и Сима!» (брат Серафим, Сима). В октябре мы еще были на острове Тубабао, а в начале ноября уже переехали с Филиппин, но адрес он писал в день, когда мы еще были на острове, в общем, когда почти уезжали уже в Австралию: «Находясь вдали от вас и имея много забот, чтобы облегчить разъезд с острова Самар в другие страны, я все время помню о всех вас, ребятах, которых я знал в Шанхае и которые прислуживали в церкви. Часто очень вспоминаю вас. Вспоминаю и в то же время неспокойно думаю, что с вами сейчас, каковы вы теперь? Многое в нашей жизни зависит не от нас, но многое и от нас. Стать и оставаться хорошим – находится в значительной степени в зависимости от нас самих. Правда, без помощи Божьей и это невозможно. Но помощь Божья дается нам, когда мы сами напрягаемся, принуждаем себя к добру и молимся Богу о том». Видите, как он мило пишет и как он смотрит в точку.«Вы были хорошими детьми в Шанхае, прислуживали с усердием. Бывали и тогда у вас недочеты, - не то слово! – но вы их исправляли». Мы там хулиганили вообще-то.«Однако, приехав на Тубабао, я заметил, что вы уже немного отвыкли от того и распустились». Точно! «С моего приезда вы быстро опять вошли в колею и стали как прежде. Уезжая, я вас оставил прислужниками в церкви. Надеюсь, вы не оставите это. А как исполняете вы это теперь? Всегда ли аккуратно приходите, не пропуская ни одной праздничной службы? Помните, что праздники – это дни Божьи. В заповеди о праздниках не сказано, день же седьмый тебе на исполнение твоих желаний, а день же седьмый Господу Богу твоему. По сему, как говорит Святой Иоанн Златоуст, кто эти часы богослужения не отдает Богу, тот как бы крадет у Бога, принадлежащее ему».

Да, ты крадешь принадлежащее Богу.  Ему принадлежит время, которое Он тебе даровал.  Как же ты можешь так жить? Но Владыка эту истину очень мило мне внушает в письме следующими словами:  «Всё создано Богом, что дано нам для пользования.  И в благодарность Ему должны мы чтить то, что Бог отделил Себе для нашей же пользы.  И всё,  что нам заповедано Богом через Церковь, должно быть свято хранимо нами. Отходя от путей Господних, мы лишь на время можем наслаждаться телом. Потом почувствуем горечь того зла, которое кажется сладким.  Надеюсь, что вы будете всегда идти путём добрым. Как ваши сестры? Дайте и им прочитать письмо.  Жду письма от вас.  Да хранит Господь Бог вас всех и благословит вас,   Любящий вас,   + Иоанн,  архиепископ Шанхайский». Это было первое письмо, которое я получил в Австралии.

Потом пришло письмо, датированное по юлианскому календарю, 24 апреля, 1950 года, в самый день Праздника Св. Великомученика Георгия Победоносца.  «Дорогой Жора! Поздравляю тебя с Днем Ангела! Да поможет он тебе становиться всё лучше и лучше, побеждая все свои слабости и утверждая в добром.  Благодарю тебя и Симу за ваше письмо. Я часто вспоминаю вас, а также других ребят, которые были со мной вШанхае.  Очень часто вспоминаю про вас. Меня огорчает, что вы сейчас не прислуживаете в церкви. А тебе, Жора, пора же бы и читать на клиросе. Да, и Сима бы мог начать тому учиться. Я здесь встретил многих,  которых знал как церковных прислужников в Белградской русской церкви.  Были такие как вы, а теперь уже взрослые.  Некоторых при мне сделали священниками, так что в один из дней Светлой седмицы я служил со священником отцом Георгием и дьяконом Антонием, которые оба были в числе младших прислужников, когда я в последний раз был в Белграде.  А есть здесь и старые священники, лишь недавно вырвавшиеся из России, испытав все «наслаждения» тамошней жизни.  Читаешь ли ты каждый день (он подчеркивает) Евангелие?» - Нет, я не читал!«То обязательно надо делать: читать или положенное Евангелие на тот день, есть указание в календаре, или, если его нет, то по порядку около 20-30 стихов, чтобы так прочесть всё Евангелие.   Как Таня и Светлана? (мои сестры) «Получили-ли вы две книжки, которые я вам послал? Господь, да хранит вас».

И на Вас эти слова воздействовали как-то?

─ Да.  Я стал часто перечитывать все полученные от Святителя письма. Наконец, дошли до моего сердца следующие пророческие слова, написанные в его письме от 18 января, 1961 г. :

« Дорогой Жора !  Получил твои письма.  Не мог тебе сразу ответить, но всегда молюсь и поминаю тебя ежедневно.  Я думаю ты теперь правильно понял себя.  Конечно, ты бы мог заняться и светской жизнью, хорошо зарабатывать, иметь семью и вообще наслаждаться нынешней жизнью.  Какое- то время то бы удовлетворяло тебя, и ты бы считал твоё прежнее стремление к духовной жизни ребячей фантазией.  Но всё же, лишь до поры до времени.  Подул бы противный ветер, разрозились житейские бури, они бы сразу сломали тебя, и даже без них, когда-нибудь ты бы почувствовал, что всё что имеешь, не то что искала твоя душа;  что не было у неё то, что нужно было.  Страшно бывает такое пробуждение, когда уже нет возможности вернуться на прежний путь, когда он безвозвратно потерян по собственной вине.  Конечно, и другой путь, духовный, не легок. Много бывает скорби;  иногда кажется (и бывает), что весь мiр, вплоть до самых близких, вооружился на тебя.  Но тогда, по мере возростаний скорбей, умножается и благодатная сила, помощь, укрепляющая и дающая в скорби утешение, отраду, и даже радость.  Житейские же скорби безотрадны, и не приносят нам пользы . . . . .  Как тебе быть и куда направиться ?  Я кажется тебе писал уже, что хотя служить Богу, и жить праведно, может всякий  -  и учёный и неграмотный  -  но Церкви сейчас нужны служители, могущие наставлять людей в вере, и отражающие нападки на Неё.  Я бы очень был рад, если бы ты был при мне, но думаю тебе и          Церкви полезнее, чтобы ты получил богословское образование, и для сего поступил в Троицкую Семинарию, где учится Адриан Ган.  Да поможет тебе Господь, и да благословит тебя на тот путь !  Благословение Господне всем твоим.

                            Любящий тебя,                +  АЕпископ Iоаннъ

То есть желание стать священником было еще в детстве?

─ Да, конечно, тогда было. Однажды меня спросил после литургии в шанхайском соборе один там иеромонах: «А хочешь монахом быть?»   А я ответил:  «Ещё не знаю».

И потом вот эти письма Владыки…

─ Они возродили во мне всё то, к чему стремилось моё детское сердце.  И я пришел к заключению, что так продолжать свою жизнь в мiру я больше не хочу, написав письмо об этом директору банка в котором я служил.

И Вы поехали в Троицкую обитель в Джорданвилль. В рекомендательном письме отцу Киприану Владыка Иоанн упоминает о Вас.  А Вы уже находились в Троицкой обители?

─ Да.  Один раз он посетил обитель когда-то после моего приезда в монастырь в январе, 1963 г.  Как и все другие семинаристы,  я был одет в подрясник, когда мы все подходили к нему в монастырском храме за благословением после вечерни. Несмотря на то, что Владыка меня видел в последний раз 14-летним подростком на острове в 1949-ом году, а подошел к нему бородатый тридцатилетний семинарист, он меня сразу узнал. 

 

Владыка до этого писал рекомендательные письма в семинарию, или Вы сами приехали туда?

 

─ Если Вы имеете в виду письмо, которое Владыка  написал Архимандриту Киприану, то это было вызвано, вероятно, просьбой о. Киприана дать его характеристику о поступившем в семинарию студенте Георгии Ларине, на которого поступили серьёзные обвинения.   Кто-то на меня наклеветал, что я иезуит, получивший своё образование на английском языке в католической школе в Шанхае.  Но я не у иезуитов учился, а в совсем другом католическом ордене: MaristBrothers. У католиков множество разных орденов. Родители отдали нас в эти школы. И мои сестры также ходили в католическую школу для девочек, где монашки преподавали.  Отец Киприан тогда был духовником семинаристов, и состоялся духовный суд перед Крестом и Евангелием. Объявив старцам монастыря о получении письма, в котором анонимный обвинитель утверждает, что Георгий Ларин иезуит, присланный чтобы окатоличить монастырь.  Последовали вопросы, на которые я отвечал, ссылаясь на близкое знакомства всей моей семьи с Владыкой Иоанном.

 

 Батюшка, в письме Владыки Иоанна упоминается имя Адриана Гана. Расскажите, пожалуйста, кто он, откуда?

 

 ─ Был у нас батюшка, который приехал из Маньчжурии, из Харбина, через несколько лет после нас. Мы попали в Австралию в конце 1949-го года, а он приехал несколько лет спустя, может быть, в 1955. Отец Ростислав Ган, священник нашей Церкви, после приезда из Манчжурии, служил в Сиднее, и он построил храм в Кабраматте. Кабраматта – это один из многих пригородов  большого города Сиднея. Он сам был по образованию архитектор, инженер. Кирпичи для храма он доставал по очень дешевой цене, потому что они когда-то были в каких-то зданиях, которые разрушались. И потом все эти кирпичи продавались дёшево. Но нужно было счищать цемент, оставшийся на каждом кирпиче.  Мы, ребята, сидели и очищали эти кирпичи для постройки этого храма. И он построил очень красивый храм, еще до 1963 года. Мы туда иногда ходили, но редко. Мы больше ходили в наш собор в Стратфилде, где служыл Архиепископ Савва, возглавлявший Австралийскую и Ново-Зеландскую Епархию Р.П.Ц.З.  Это был его Кафедральный собор,  куда ходила наша семья, потому что мы жили ближе, в пригороде Burwood. А храм отца Ростислава – в Cabramatta.   Ездить было удобно на подзёмке в любой пригород Sydney – этого самого крупного города Австралии.  Мы с братом в школу - North Sydney Technical High School  - ездили поездом.

 

 У отца Ростислава было три сына: Адриан, Николай и Серафим. Адриан первый уехал в Америку. Он закончил семинарию года за 3 до того, как я поступил. Я только начинал, а он уже был священником. Серафим тоже уехал в Америку, женился здесь. Он кончил Свято-Троицкую семинарию до меня и женился на сестре моей матушки, Елене.  У них родились в Калифорнии два сына и одна дочь:  Вадим, Серафим и Ларисса.  Когда Елена овдовела несколько лет тому назад, она уехала из Калифорнии в штат  Нью- Йорк, и сегодня живёт 75 километров от нас, в Glen Cove, в приходском доме,  там, где её сын является Настоятелем храма своего святого, Преподобного Серафима, Саровского Чудотворца. 

 

 Владыка Иоанн переживал, что мало было священников...

 

 Да, я все время как-то чувствую его присутствие в своей жизни. Очень многие вещи в жизни случались не только непредсказуемые, а неожиданные, совершенно неожиданные. Бывало часто в жизни, когда что-то нужно, вдруг это появляется, и я это считаю происходило только и именно благодаря молитвам Святителя, по его предстательству перед Престолом Божьим.

 

 Вы как-то говорили, что помните его слова, как Владыка часто говорил: «Ничего не бывает случайно».

 

 ─ Да. Это его знаменитые слова. Я несколько раз это слышал, например, когда присутствовал при каком-то разговоре, во время обеда, на котором были мы с папой. Сам Владыка никогда не приходил к нам, к своим прихожанам, чтобы пообедать или посидеть. Но когда он был в другой компании, у себя, скажем, после какой-то праздничной службы, и все сидели, разговаривали. И  останавливал: «Нет, не случайно. Случайно ничего не бывает. Ничего». Просто не может ничего произойти без того, чтобы Бог не знал об этом. Он уже знал всё, о том что случилось до всякого события. Он же всё ведает. Что значит слово: «Всеведущий»?  И Он – вне времени.  Он до сотворения первого ангела уже знал, что будет на Страшном Суде даже. И где будут эти ангелы, которые от Него ушли. Он уже все это предвидел. Вот это человек не может понять, но мы можем в это верить, потому что это логично. Если Он «Всемогущий» – Он «Всемогущий».

И когда я об этом все время думал, еще в Шанхае, появились у меня три сна. Это были сны, в которых ничего особенного не было, и я их вскоре забыл. И самый первый сон был о том, как время может уйти назад. Вижу сон: я играю с приятелями там, где мы жили. Там были такие улицы, где автомобили не ездили, так дома были построены (в США такие дома называются townhouses) – один к другому, все двухэтажные в линии, домов 20 в каждом ряду, и таких рядов 8-10. В общем, всего, может быть, 100 домов. Мы там играли всегда, бегали везде. И вот мы играем, бегаем, и вдруг – бандиты появились с пистолетами - и за нами! А мы бежим, бежим по тому месту, где мы играли, далеко. Рядом с комплексом жилых домов был французский клуб знаменитый. Шанхай был разделен на концессии, а мы жили во французской концессии. У французов был шикарный клуб. Красивое белое здание, высокое, с куполом, где они играли в боулинг. В одном месте был забор, мы иногда перелезали туда, когда никого не было, и там тоже бегали, играли, прятались. В общем, во сне мы все убегаем от этих злодеев, а они за нами бегут, мы выбегаем из этого комплекса и туда, где французский клуб. Там тоже деревья вокруг росли, мы там прячемся, потом напротив, они все бегут за нами. Увидели, что мы спрятались, так мы выбежали, и рядом стояло такое здание, называлось «Сathay Mansion».  Это был многоэтажный отель, в котором жили всякие богатые люди. Там всегда какой-то человек стоял при дверях, открывал двери, когда приезжали машины. Вбегаем мы в это здание и бежим по лестнице выше, а за нами бегут эти злодеи. И я добегаю до самого верха, и вижу, что это последняя дверь на самом верхнем этаже. Открываю, а там даже окна нет, а в мою спину стреляет : «Бум!» - такой звук. Я проснулся от этого звука.  Открыл глаза, и вижу - колыхается полотенце, которое висело на двери моей спальни, значит, хлопнула дверь. Выстрел был сделан как раз когда хлопнула дверь !. И я задумался:  как же мог так долго продолжаться этот сон до выстрела, когда только сейчас хлопнула дверь. Тогда я понял, что время обратно прошло. Сон начался, когда хлопнула дверь, но до этого прошло все то время, когда я убегал. Как это могло быть? Для меня было это нелогично, но я убедился,  что Он управляет временем.

 Прошло некоторое время, не помню:  несколько месяцев или недель, вижу   второй сон. Когда наша семья жила в нашем доме в Австралии, мы всегда собирались вместе, и завтракали, и ужинали за столом в кухне. Это в Австралии, не в Шанхае, где мы всегда ели в столовой. Сон был, когда мы жили в Шанхае и на нашей будущей кухне в Австралии еще не были вообще. И я не знал этого, просто сон такой был: мы все находимся на какой-то кухне, мы что-то кушаем, и там моя сестра моет посуду, как она это делала в Шанхае. Но это не наша кухня. Мы разговариваем о чем-то. Отец мой там, брат. «А что мы будем делать завтра? Давай поедем на пляж», - говорят. И кончился сон.

 А когда мы переехали, родители купили этот дом и мы на кухне находились, я вспомнил. Я тогда работал уже в конторе, и weekend подходил, значит, завтра выходной. «Что будем делать?» А я – вдруг, эта картина: эта кухня, которую я видел во сне в Шанхае, здесь, вот, в этом доме, в Австралии. А я уже знаю, что - «Давай поедем на пляж», - хотя этого еще не сказал. Так, вся эта картина вернулась. Опять было знамение. Наверно, это я все молился, чтобы Господь мне доказал, что Он все знает, что будет.

 А третий сон связан с тем временем, когда я уже учился в Австралии в школе, и папа мне иногда давал письма на почту отправить, потому что он работал на черной работе где-то в Австралии и на почту сам попасть не мог. Я брал  письма, он мне давал деньги, и когда я в школу ходил, я по дороге бросал их на главной почте, недалеко от школы. И во сне (в Шанхае) я  иду по какому-то городу незнакомому, китайцев нет. Но сон в Шанхае был, и там, куда ни пойдешь, везде китайцы ходят. А тут только европейцы. Большие здания какие-то, какие-то часы, какая-то женщина с коляской в мою сторону идет. Я потом уже в Австралии  этот старый сон ясно вспомнил. А в то время всё это было незнакомо для меня. И я это забыл. Но когда я шел с письмами по этой улице, и вот женщина с коляской идет, тогда я сон вспомнил очень ярко. И вспомнил часы, которые были на здании почты. Там были латинские буквы: I, II, III.  Я вспомнил время, которое будет на этих часах – 3:20 - , даже до того как я увидел эти часы  - и было т точно, что я видел во сне в Шанхае !

 Потом письма Владыки Иоанна начал читать, начал думать - все-таки мне надо вернуться к тому, что он мне говорил: «Будешь жить, как ты сейчас живешь там, в Австралии, и у тебя закончится все, ты будешь сожалеть, что не сделал то, что твое сердце желало, к чему ты стремился, когда ты был мальчиком. Ты будешь сожалеть, но уже будет поздно, ты не сможешь изменить, ты не сможешь время обратно взять».

 

─ Батюшка, в своем служении ощущаете Вы как-то влияние Вашего учителя?

 

─ О, да! Очень! К примеру, в приходской жизни во время моего служения здесь, за 40 с лишним лет, случались очень неожиданные случаи. Совершенно неожиданные. Вот один такой случай, который произошел лет 10 тому назад. Не хватало денег в казне прихода (что часто бывает)… Была суббота, наша приходская школа работает, ко мне подходит человек незнакомый, очевидно один из родителей учеников приходской школы, и спрашивает:  «Батюшка, а Вам деньги нужны на приходе?».  Я отвечаю: «Знаете ли, нам сейчас как раз необходимо купить новую фото-копировальную машину. Старая испортилась, а на покупку новой - денег нет». «Фотокопировальную машину нужно? Хорошо».  Я продолжаю: «Понадобится тысячи две, чтобы хорошую купить». А он говорит: «А я хочу тридцать тысяч на Вашу  церковь пожертвовать». «30 тысяч долларов?»  – с удивлением спрашиваю, и добавляю: «Ну, я столько не ожидал.  Спасибо Вам большое!». Прошла неделя.  В следующую же субботу, по окончании учебного дня, когда все ученики приходят в храм на заключительные молитвы, целуют икону храма и берут благословение от священника, подошла в конце и незнакомая мне женщина, , вручившая мне конверт, в котором был чек на 30 тысяч долларов на имя прихода. Все такие происшествия я приписываю заступничеству перед Престолом Божиим великого Угодника Его, Святителя ИОАННА, и как исполнение его пророческих слов о том, что «в жизни - случайно ничего не бывает.».

 И конечно же, в личной жизни  каждого  человека  - также.  Когда наша старшая дочь выходила замуж, нам с матушкой было не по карману устроить подобающий  брачный пир на 500 гостей. Опять появился человек, говорит: «Я заплачу всё, что полагается с вашей стороны внести, чтобы разделить поровну с родителями жениха расходы». Всё время я ощущал молитвы Владыки Иоанна и моего предшественника, основателя прихода, о. Протоиерея  Серафима Слободского, который  был большим почитателем Владыки Иоанна.  Батюшка Серафим так любил Владыку, и настолько близко к сердцу принимал гонения, которые Владыка Иоанн претерпевал тогда от своей же паствы в Сан-Франциско, что его сердце не выдержало, и он скончался на 59-ом году своей жизни.  Отец Серафим  мне рассказывал, что когда Владыка служил здесь в Наяке, он Владыку спросил: «Кто виноват в этой смуте у Вас?» И Владыка ответил одним словом: «Дьявол». Тогда я вспомнил как равнодушно отнёсся Владыка во время оскорбительных слов, направленных против него в его присутствии и всенародно в Шанхайском соборе одним из его священников в своей проповеди после Литургии. (см. ниже).  Будучи всецело преданным Христу,  Владыка исполнял в точности каждую заповедь Его, включая и проявления любви к врагам своим.  Для Праведника, эти «смутьяны» были его духовные, заблудившиеся дети.  Он за них молился, он им прощал. 

Был тоже случай, я мальчишкой был, как-то стоял на службе в будний день при Владыке, и какой-то дежурный священник служил. Когда он окончил службу, стал говорить проповедь. Я там стою около Владыки. Владыка здесь. И он про него говорит. Я многое не понимал, потому что мальчишка лет 9-10, не больше. А он что-то говорил, какие-то слова, помню - «змея», «ханжа». Я не знал, что значит «ханжа», потом я рассказывал маме, когда пришел домой. И он на Владыку пальцем показывал, люди стояли, и он какие-то слова против него говорил, ему говорил «лицемер». О чем это, у меня понятия не было. Я посмотрел на Владыку, он продолжал смотреть на свои книги перед ним, ничего не говорил. Потом папа пришел домой вечером и услышал обо всем. Я просто маме рассказал, а папе кто-то уже звонил, люди видели всё и жаловались. Он с мамой разговаривает: «Такое безобразие! На Владыку этот (назвал имя, я уже не помню), как он смел, такие вещи? Мы будем требовать на Епархиальном Совете, чтобы Владыка его запретил, убрал, что мы не хотим такого священника». Отец очень был возмущен. Потом прошло время, и тоже папа говорил с мамой на эту тему, было собрание Епархиального Совета. Он говорит: «Мы подняли вопрос, а Владыка остановил нас, сказал, - «Оставьте. Это меня лично касается, я сам справлюсь. Оставьте это, не будем говорить об этом». И всё. Он ничего не сделал, он его не снял, не наказал, ничего. И я это видел. Вот такой он человек был. Он совершенно по-другому воспринимал всякие явления в своей жизни, не как обыкновенный человек. За что умирали праведники? За то, что они любили Христа, и считали честью – умереть за Христа.  Господь попустил, чтобы Иоанна Крестителя обезглавил Ирод.  А какой он великий святой был! Сам  Христос сказал: «Нет более пророка, рожденного женами, чем Иоанн Креститель». Бойтесь, Христос говорил,  не тех,  которые убивают тело, а бойтесь Того, кто после вашей смерти имеет власть вашу душу ввергнуть в огонь вечный,  - ей говорю вам, Того бойтесь. Ведь Он говорил о Своем Отце, т.к. никто другой имеет такую власть.  Вот почему: «Начало Премудрости, страх Господень».  О том же самом говорит и Божья Матерь.  На каждой Утрени Святая  Церковь повторяет Её слова: «Его милость (простирается) на роды  родов боящихся Его». Она тоже говорит это, Матерь Божья. Милость Божья простирается на тех, кто боится Его, т.е., боится Его оскорбить мыслью даже,  - потому, что так Его любят. Так сильно Ангелы Его любят.  Они боятся даже мыслью Его  оскорбить, им страшно сделать что-то против Воли Божьей. Там где настоящий страх, там настоящая свобода от рабства грехов, там радостная свобода совестиВот почему таким радостным и был всегда Владыка Иоанн.   И всей своей праведной жизнью он к этому призывал людей.

 

Батюшка, как Вы помните - улыбался ли Владыка Иоанн? Помните ли его улыбку?

Улыбку?  Да он  всё время улыбался! Такая милая была улыбка у него, как у ребенка. Это можно только сравнить с улыбкой шести-месячного младенца.  Вот именно так он и улыбался.  И глаза у него были такие детские, он был… как ребенок, но чрезвычайно мудрый ребенок. Он как Ангел был, на земле Ангел.

 Монашество называется «ангельским чином». Монахи настоящие живут как Ангелы, потому, что они не заботятся о своей плоти. Как поёт Св. Церковь  Марии Египетской  в её тропаре: «Ты учила еси презирати убо плоть, преходит бо», а беспокоиться о душе – вещи бессмертной, «Темже Мария радуется дух Твой».

 Христос говорит:  «Горе вам, смеющимся ныне, потому что возрыдаете»; «Горе вам, богатые, - потому что вы обнищаете». И эти последствия будут продолжаться во веки веков. То почему почти все хотят быть богатыми.  Зачем?  Что вы хотите:  чтобы вам трудно было бы войти в Царство Небесное? Вы хотите, чтобы трудно было? Нет, не надо, не надо стремиться к этому, не надо ставить на первом месте такую цель в вашей жизни. Эти земные блага Сам Господь вам пошлет, если вы, со своей стороны, прислушаетесь к Его отцовскому совету:  «Ищите прежде всего Царства Небесного и Правды его, и всё остальное приложится вам».

У нас в Свято-Троицкой Семинарии были мудрые учителя. Они говорили: «Если будете служить Церкви, никогда не беспокойтесь о материальной части. Сам Господь будет заботиться об этом, а вы не беспокойтесь  – служите добросовестно Церкви, и всё остальное приложится».

Батюшка, а как он к вам, к детям относился? По-другому, чем ко взрослым? Какая-нибудь была разница? Как-то к Вам более снисходительно относился?

─ Он, например, никогда не говорил с детьми на детском языке. Нет. Не столько словами, как его улыбкой все было сказано. Как он мог погладить по голове человека – дальше не надо было ничего говорить вообще. Просто было уютно с ним быть.

Помните, когда преобразился Господь, Апостол Петр сказал, «добро нам быть здесь», так хорошо здесь, уютно. И вот так все и было с Владыкой Иоанном, просто уютно, хорошо слушать его, что он говорит, и не надо ничего. Живой пример, живой святой.

-  Батюшка, когда Вы в семинарии были, довелось ли Вам еще встречаться здесь с Владыкой Иоанном в Америке?

- В то время когда я учился в семинарии, Владыка был в Сан-Франциско, путешествовал в Нью-Йорк, но я больше его не видел. Потом я узнал о его смерти в 1966 году, когда я еще жил в семинарии. Это было летом, и сообщили, что скончался Владыка Иоанн. С тех пор я начал всегда его призывать молитвой, которую читает священник при архиерее. Когда священник служит при архиерее, то он возглашает – «Молитвами святаго Владыки нашего, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». Вместо того, что когда нет архиерея, просто; «Молитвами святых отец наших, Господи…». А когда епископ там, то мы священники, говорим: «Молитвами святаго Владыки нашего, Господи Иисусе….».

- Да… Господь его слушал, когда он просил что-то. Один раз он преобразился так, во время службы, я видел это, как бы видение было такое: его облачили, старшие прислужники ушли в алтарь, читаются часы, он стоит на амвоне посредине собора в Шанхае, а я стою рядом с ним, держу посох его. Читаются часы, и я  взглянул на него. Смотрю: у него лицо все просияло как солнце, свет сильный, но не ослепительный. Моргнув несколько раз, я   взглянул на него еще раз, и исчез уже свет, но глаза его продолжали как-то светиться, и он глубоко вздыхал ...  никогда не забуду это видение, - он был такой радостный. Такие вещи не забываются. И в конце концов, я уехал из Австралии. Жизнь пошла по-другому, Слава Богу.

Комментарий о. Георгия по поводу записки «Посохо-держателю Юрию»

- А вот это, то, что когда я был малышом, какая-то женщина мне передала вот эти стихи, она написала «Посохо-держателю Юрию» и мне передала: «Поздравляю с Пасхой! И дарю эти стихи за внимательное отношение к Церкви и Владыке Иоанну», А.З., 47 год, апрель, Шанхай, прихожанка кафедрального собора в Шанхае. Моя работа была держать посох, когда я прислуживал…  

 В конце нашей беседы отец Георгий передал нам некоторые документы для музея Иоанна Чудотворца, включая оригинал письма, полученного от Владыки и копии текстов других писем, которые Владыка писал ему в Австралию, сопровождая комментариями и объяснениями.

 Мы прощались с отцом Георгием, и все никак не хотелось покидать батюшку, с которым было так  интересно, и тепло, и хорошо. Мы столько много узнали, живые картинки тех событий проходили перед нами в очень личных душевных воспоминаниях батюшки.

Огромная благодарность отцу Георгию, огромная благодарность Игорю, подготовившему встречу.

 А удивительная помощь святителя Иоанна приходит всегда и сразу.

Радуйся, святителю отче наш Иоанне, последних времен Чудотворче!

Слава Богу за все!